Вы здесь

100 лет со дня смерти Владимира Петровича Сербского

23 марта (5 апреля) исполняется 100 лет со дня смерти Владимира Петровича Сербского – основателя российской школы клинического психоанализа и судебной психиатрии.

Владимир Петрович Сербский был крупнейшим судебным психиатром, одним из наиболее ярких представителей и создателей того направления в русской психиатрии, которое известно под именем московской, или корсаковской психиатрической школы. Он был не только крупнейшим судебным психиатром, он был творцом русской судебной психиатрии как самостоятельной научной дисциплины; впервые в отечестве начал преподавать курс судебной психиатрии, и в этом его огромная заслуга.

Владимир Сербский родился 14 (26) февраля 1858 года в небольшом городке Богородске Московской губернии в семье врача. Окончив 2-ю Московскую гимназию, он в семнадцатилетнем возрасте поступил на естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, которое окончил в 1880 году со степенью кандидата естественных наук. Почему он решил поступать на медицинский факультет только что оконченного им университета, никому неведомо. Известно только то, что его приняли сразу на 3-й курс, и в 1883 году он окончил медфак, получив на 5-м курсе серебряную медаль за работу «Клиническое значение альбуминурии».

Врачебную деятельность Владимир Петрович начал в том же 1883 году в частной психиатрической лечебнице М.Ф. Беккера. Эта лечебница для душевнобольных, называемая по месту своего нахождения «Красносельской», была первым в Москве уголком московской психиатрической, или корсаковской, школы. В стенах этой знаменитой в летописях русской психиатрии лечебницы воспитывалось первое поколение учеников Сергея Сергеевича Корсакова: В.П. Сербский, Н.Н. Баженов, А.А. Токарский, С.Н. Успенский.

Под влиянием С.С. Корсакова и по приглашению тамбовского губернского земства доктор Сербский поехал в 1885 году в Тамбов – с тем чтобы заведовать земской психиатрической лечебницей и принять участие в реорганизации психиатрии в губернии.

По тем временам Тамбовская психиатрическая больница мало чем отличалась от других российских захолустных учреждений этого профиля, так тонко описанных в Чеховской «Палате №6». Несколько лет работы в тамбовской лечебнице окончательно сформировали Сербского как психиатра, психиатра-реформатора. Так, преобразования, которые он там ввёл, можно без натяжки назвать революционными. Прежде всего, Владимир Петрович кардинально изменил отношение своих сотрудников к больным, убедив их, что они имеют дело не с идиотами, недостойными человеческого внимания, а с такими же, как они, людьми, только глубоко несчастными в силу своей болезни.

Далее Сербский отменил смирительные рубашки и мучительные для больных кожаные рукава, в которые их привычно заковывали. Добился молодой главный врач и того, чтобы его подопечных прилично одевали, нормально кормили. Впервые ввёл в лечебнице трудотерапию, организовывал для больных доступные для местных условий маленькие праздники – экскурсии, концерты. Всё это благотворно сказывалось на их здоровье. Постепенно многое из опыта тамбовской лечебницы перенимали и другие провинциальные психиатрические лечебницы.

В Тамбове В.П. Сербский пробыл с 1885 по 1887 год. Местное земство оценило усилия своего энергичного врача и в награду предоставило годовую командировку в Австрию, где молодой Сербский окончательно убедился, как много в лечении душевнобольных зависит от тех преобразований, инициатором которых он стал у себя на родине.

После возвращения из Австрии В. П. Сербский ещё несколько месяцев проработал в Тамбовской клинике для душевнобольных, а потом вернулся в Москву, где был избран на должность старшего ассистента психиатрической клиники Московского университета. В 1891 году В. П. Сербский защитил диссертацию на степень доктора медицины «Формы психического расстройства, описываемые под именем кататонии», и в 1892 году получил звание приват-доцента.

Из сделанного Сербским в области клиники необходимо отметить его работы о кататонии, о галлюцинациях, о везаниях (лат. vesania — безумие), о раннем слабоумии, об органических заболеваниях головного мозга. Все эти работы отличаются обстоятельностью, силой критического анализа, умением просто и ясно излагать. При оценке психических нарушений у больных доктор Сербский придавал большое значение соматическим нарушениям и деятельности организма как целого, то есть был клиницистом-соматиком. При оценке того или иного случая он брал в расчет не только картину психической жизни пациента, не только состояние его нервной системы, старался подробным образом определить состояние всего организма больного и свести к одной причине, к одному заболеванию изменения как психические, так и соматические.

Клинический анализ получил особенно яркое проявление в его докторской диссертации «Формы психиатрического расстройства, описываемые под именем кататонии» (1890). В диссертации Сербского случаи, иллюстрирующие главы, посвященные острому слабоумию, аменции и острой паранойе, относятся к острой шизофрении. Он доказал несостоятельность учения Кальбаума о кататонии как самостоятельной болезни и установил впервые, что кататонический симптомокомплекс может наблюдаться при различных психозах.

Будучи одним из оппонентов, Сергей Сергеевич Корсаков 21 марта 1891 года в отзыве на диссертацию Сербского говорит, что данная работа «является одним из лучших произведений русской психиатрической литературы». Эта поистине классическая работа до сих пор сохраняет свое принципиальное значение для клинической психиатрии.

Большой интерес представляют работы Сербского о полиневритическом психозе (Корсакова болезнь), об органических психозах, о смешанных формах (везаниях), об острых психозах, ряд полемических статей (частью на французском и английском языках), «К вопросу о раннем слабоумии» (1902), в которых дан исторический обзор и детально описана клиническая картина с глубоким анализом изучаемых состояний. Сербским написаны «Краткая терапия душевных болезней» (1911), изданная дважды, в которой он высказал ряд важных положений по психогигиене и профилактике психических заболеваний, а также учебник («Психиатрия», 1912), который выдержал 4 издания, и руководство по общей и частной психиатрии.

Помимо клинической психиатрии, Владимир Петрович много сделал в области судебной психиатрии. Он был первым преподавателем Московского университета, читавшим с 1892 года лекции по судебной психиатрии студентам юридического и медицинского факультетов. Результатом этих занятий стали два тома «Судебной психиатрии» (в 1895 году был издан первый том, в 1900-м — второй), явившиеся первым в России руководством, в котором освещались вопросы судебно-психиатрической теории и практики, законодательства для психических больных.

Владимиру Петровичу принадлежит разработка основных теоретических положений и организационных принципов отечественной судебной психиатрии. Он боролся за постановку и клиническое ведение судебно-психиатрической экспертизы. По его утверждению, эксперт не может ограничивать свою задачу лишь установлением наличия или отсутствия психической болезни при совершении преступления (медицинский критерий), он должен определить и степень ее, так как преступник не потому становится невменяемым, что он болен, а потому, что болезнь лишает его способности свободы суждения и свободы выбора того или другого образа действия (юридический критерий). Исходя из необходимости двух указанных критериев, Сербский принципиально отрицал возможность так называемой «уменьшенной вменяемости», допускать которую склонны были многие врачи и юристы, как отечественные, так и иностранные.

Доктор Сербский был человеком непреклонным, прямолинейным, без тени чинопочитания, он был борцом не по темпераменту, а исключительно по чувству долга. Образ его действий можно было всегда предсказать, поскольку он не выносил ложь и лицемерие, они ему были противны органически. Это был честный, принципиальный, не поступавшийся принципами гражданин и врач. Об этом красноречиво свидетельствуют приведенные ниже два случая.

По воспоминаниям доктора Ганнушкина, восемь лет проработавшего с Сербским и хорошо его знавшего, вырисовывается многомерный портрет этого человека. Владимир Петрович был простой, прямой, даже несколько грубоватый человек; он казался суровым, даже жестким, на самом деле за этим скрывалась детская доверчивость, подчас даже наивность, он был крайне добрым человеком. Серьезный на вид, медлительный и несловоохотливый, он скрывал под своей суровой внешностью большую доброту и душевную мягкость, которые раскрывались в полной мере в отношении к больным.

Сербский был активным участником всех психиатрических съездов. Он принимал самое живое участие в работах Московского общества невропатологов и психиатров, где был председателем. Он организовал Московский психиатрический кружок «Малые пятницы», который проводил интересные заседания, а также много работал в Московском психологическом обществе и, наконец, был одним из основателей и редакторов журнала этого общества («Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова»).

В 1905 году В. П. Сербский выступил с докладом, в котором показал, что созданная в стране обстановка способствует росту психических заболеваний. После съезда он выпустил книгу, в которой рассмотрел роль революции как фактора, влияющего на изменение сознания большого числа людей. Подобная позиция сказывалась отрицательно на его взаимоотношениях с властями. В 1911 году, в знак протеста против реакционной политики министра просвещения Л. А. Кассо, В. П. Сербский вышел в отставку и в этом же году на Первом съезде российских психиатров и невропатологов выступил с речью против правительственной политики подавления прав и свобод, что повлекло за собой закрытие съезда[3].

В 1913 году английское и шотландское общества психиатров избрали учёного своим почётным членом и пригласили посетить Великобританию. В. П. Сербский принял приглашение. Его принимали как известнейшего учёного и общественного деятеля. Он выступал с лекциями, посещал клиники, консультировал больных. Руководство Эдинбургского университета предложило ему занять должность профессора, но он отказался и вернулся в Россию.

После прихода к власти Временного правительства новый министр просвещения А. А. Мануйлов прислал Сербскому письмо, в котором приглашал его вернуться в Московский университет. Но письмо пришло слишком поздно, когда учёный был уже неизлечимо болен. Владимир Петрович доживал последние дни в бедности, так как вышел в отставку, не выслужив пенсии. Почечная недостаточность вследствие хронического нефрита у него постепенно усугублялась, и 23 марта (5 апреля) 1917 года В. П. Сербский скончался.. В надгробной речи прозвучали слова, очень точно выразившие сущность покойного: «психиатр без страха и упрека». Таким он и останется навсегда в истории русской психиатрии. Похоронен Владимир Петрович на Новодевичьем кладбище.

Т.В.Кувалдина
Библиография
  1. 210 лет ОГБУЗ "Тамбовская психиатрическая клиническая больница", 1802-2012 гг. / А. К. Гажа [и др.].- Тамбов: Юлис, 2012.- 111 с.
  2. Вопросы клинической психиатрии.- М.: [Б. и.], 1964.- 613 c.
  3. Долгушин, И. С.    Сербский Владимир Петрович (1858-1971) - выдающийся русский психиатр, профессор, организатор и первый руководитель Тамбовской психбольницы. Фото / И. С. Долгушин
  4. Тополянский, В. Д.    150 летие Владимира Петровича Сербского. Несвоевременная личность / В. Д. Тополянский // Независимый психиатрический журнал. - 2008. - № 4. - С. 5-8.
  5. Фрумкин, Я. П.    Владимир Петрович Сербский. К 100-летию со дня рождения / Я. П. Фрумкин // Врачебное дело. - 1958. - № 4. - С. 433-434.
  6. Шендерович, Л. М. Очерки развития отечественной невропатологии / Л. М. Шендерович.- Красноярск: Краснояр. кн. изд-во, 1962.- 431 с.
  7. Шойфет, М. С. Сто великих врачей / М. С. Шойфет.- М.: Вече, 2006.- 528 с.
  8. Юдин, Т. И.    [Состояние психиатрической помощи в Тамбовском губернском земстве] / Т. И. Юдин // Очерки истории отечественной психиатрии. - Москва: Медгиз, 1951. - С. 258-260, 268-276, 473.